Ее актерский путь не назовешь легким — прежде чем появиться на большом экране, она работала ассистентом гримера, помощником режиссера, редактором ток-шоу. Сейчас у Равшаны Курковой уже более сорока ролей в кино, одна из последних — в международной комедии «Без границ», а недавно она
впервые вышла на театральную сцену.

С Равшаной мы встретились за несколько часов до ее очередного выхода на сцену в спектакле «Невыносимо долгие объятия» Ивана Вырыпаева. Она заметно нервничала и призналась, что сегодня на нее придет посмотреть мама — актриса и режиссер Рано Кубаева, ее самый серьезный критик. Восточная красавица удивительно мила и женственна, при этом рассудительна и дисциплинированна. Она уверенно идет к своей цели и не собирается останавливаться на достигнутом. 

 

— Равшана — очень красивое и необычное имя. Правда, что женского варианта этого имени не существует, и твоя мама сделала исключение?
— Меня назвали в честь маминого брата, он умер в возрасте 27 лет от сердечного приступа, а я родилась через два года.

— Я прочитала, что в переводе с персидского это означает «светлая».
— Ясная светлая луна. Мое полное имя Равшана Ой. «Ой» — это луна, а «роушан» переводится как ясная, светлая.

— Ты из творческой семьи, мама актриса и режиссер, папа играл в театре «Ильхом», почему ты поступила в педагогический вуз и не стала получать актерское образование?
— Впервые я снялась в картине «Тайна папоротников» в 12 лет. Это было тяжело и психологически, и физически: на дворе стоял ноябрь, а мне приходилось быть в кадре в шортах и безрукавке. И не нужно забывать, что когда я поступала в вуз, был 1997 год, тогда почти не снимали кино, а дипломированные артисты вынуждены были работать дворниками, вахтерами и прочее. Поэтому поступать на актерский факультет было безумием, и я пошла на филологический, чтобы поработать журналистом на телевидении — у меня хорошая дикция, я хорошо писала, и мне казалось, что я смогу этим заработать себе на жизнь в то нелегкое время. Но потом я поняла, что все-таки скучаю по кино. Я работала в Останкино и на «Мосфильме», была ассистенткой по актерам, таскала кофе-чай, была помощником гримера, костюмера. Снималась в эпизодических ролях, ролях второго плана, и постепенно начались и главные роли, начиная с фильмов «Три девушки» Мурада Ибрагимбекова и «Мертвые дочери» Павла Руминова.

— Недавно у тебя состоялся дебют на сцене — премьера спектакля Ивана Вырыпаева в театре «Практика». Какие ощущения ты испытала, выходя на сцену?
— Целую бурю эмоций. Несмотря на огромный стресс и то, что я похудела на 4 килограмма за месяц, я получаю колоссальное удовольствие. Я не волшебник, я только учусь, мне все еще сложно — это не моя зона комфорта, я в кино снимаюсь с 12 лет, а на сцену я выхожу в первый раз, в 35 лет, и такой контакт со зрителем… Каждый раз это разная энергетика, разная отдача. Феноменальные ощущения. Я очень благодарна Ване за то, что он поверил в меня и пригласил.

— В октябре на экраны выходит международная комедия «Без границ» режиссеров Резо Гигинеишвили, Романа Прыгунова и Карена Оганесяна, в которой у тебя эпизодическая роль. Можешь приоткрыть завесу тайны — что там происходит?
— Я играю жену известного футболиста, героя Милоша Биковича, который, поругавшись с супругой, уезжает из страны. Но, конечно же, его преданный фанат в блистательном воплощении Александра Паля не дает ему это сделать и способствует тому, чтобы ребята помирились. Премьера — 22 октября, все увидите сами.

— Есть роль, которую ты мечтаешь сыграть?
— Я называю себя «актерская жадюга», я хваталась за очень разные роли, потому что каждый раз для меня это новый опыт, я училась на съемочной площадке многим вещам, как бы страшно это ни звучало. Я много чего хочу играть. Мне интересны исторические фильмы, жанровые, фэнтези, мелодрамы… Главное — режиссер и сценарий. Вот отсюда надо отталкиваться.

— А где бы ты никогда не согласились сыграть?
— Я часто отказываюсь от съемок, если понимаю, что этот опыт не принесет мне никакого развития, никакого роста, если это бессмысленная трата времени и сил.

— Ты всегда стильно выглядишь, образ подбирает стилист?
— Нет, я делаю это сама, ориентируясь на свою фигуру, настроение и не обращая внимания ни на какие тренды. Потому что тренды трендами, а если тебе вещь не идет, какая бы ультрамодная она ни была, ты будешь выглядеть очень странно. Надо ориентироваться на то, что тебе к лицу, и понимать, на какое мероприятие отправляешься. 

— В августе ты отпраздновала 35 лет, довольна достижениями в профессии?
— У каждого артиста свой творческий путь, у меня он вот такой, и мне интересно идти этой дорогой. Мне кажется, я делаю правильные шаги, отказываясь от каких-то проектов в пользу театра, например. Сейчас вот была премьера «Невыносимо долгих объятий», и Ваня меня уже пригласил в «Иллюзии», это мой любимый спектакль. Мне кажется, это здорово. Я не стою на месте, развиваюсь, готова выходить из своей зоны комфорта.

— А в личной жизни ты собой довольна? Живешь в согласии с самой собой?
— Я не занимаюсь самоедством, сильная рефлексия и депрессивный синдром — не моя стихия. Я человек действия и считаю, что если что-то не нравится, то надо брать и менять, а сидеть и ныть — какая-то странная лузерская позиция, я ее не приемлю.

— Как ты думаешь, почему сейчас многие пары быстро распадаются?
— Время такое… проще стали относиться к браку. Раньше люди всю жизнь жили вместе. А сейчас женятся, разводятся, женятся опять. Упростился институт брака.

— А с какими трудностями сталкиваются современные девушки, строя отношения?
— Мы становимся чересчур независимыми, а мужчины — чересчур инфантильными. Вот и все. Баланс неправильный, нет гармонии. Женщины берут на себя функции мужчин во многих вещах, в личных отношениях в том числе. И соответственно мужчины становятся в более пассивную позицию, а это не их природа, и счастья в этом не особенно много.

— И что же делать с представителями сильного пола?
— Почему мы всегда начинаем обвинять во всем мужчин? Это взаимный процесс. Хочешь, чтобы твой спутник вел себя как настоящий мужчина? Веди себя как женщина.

— Популярность и узнаваемость помогают найти свою вторую половину?
— Это никак не связано, мы знаем огромное количество популярных одиноких людей и огромное количество неизвестных, которые счастливо живут вместе. Мне кажется, это абсолютно непересекающиеся истории. Больше ли у тебя выбора для поверхностных отношений? Наверное, да. Но мы же говорим про серьезные вещи, про родственные души, а это не связано со статусом, возрастом и внешностью.

— Мне кажется, что когда ты популярный человек, у тебя постоянные встречи, тусовки, круг общения больше, чем у офисного работника, который все время проводит на своем рабочем месте, например.
— Или наоборот. Я знаю в своей профессии огромное количество социопатов. На работе они принципиально не заводят отношений, а больше их завести и негде. Они сидят дома, друзей у них — два человека. Так что круг общения у них гораздо меньше, чем у простого человека, который может пойти в гости, в клуб, и чтобы на тебя там не глазели как на обезьянку в зоопарке. 

— Сейчас, несмотря на множество возможностей для общения, люди бывают очень одиноки.
— Да. Проблема в соцсетях. Раньше соскучилась по по­друге — приехала в гости и узнала, как дела. А сейчас смотрят на статус, ставят лайк, максимум прокомментируют — и все, вот и пообщались таким образом. Но не стоит забывать, что в соцсетях человек создает себе некий образ, который может и не соответствовать действительности: где он на самом деле находится, то ли он чувствует, в каком настроении. А люди считывают только верхний слой и не узнают, как обстоят дела на самом деле. Я не драматизирую, это наша реальность: гораздо меньше живого общения и больше виртуального.

— А ты тоже в соцсетях?
— Со своими близкими людьми я предпочитаю встречаться: ходить в гости, в кино, обедать вместе. Но если мы говорим про круг знакомых — то да, много виртуального общения, мы же все социализированы.

— Может, поэтому люди не могут найти свою вторую половину — все в Интернете?
— Я думаю, они в первую очередь свою первую половину найти не могут. Нам бы с самими собой разобраться, а потом уже за второй половиной бегать.

— Многие актеры идут на большие жертвы ради роли, худеют, толстеют, бреются налысо, осваивают новые профессии. Тебе приходилось делать что-то подобное?
— Бесконечно. Я стараюсь для каждой новой роли освоить новый навык. Или я играю на другом языке, или, например, сейчас снималась в картине «Вечный холод», для которой освоила стрельбу из лука, это у меня очень хорошо получается! Этим мне и нравится моя профессия — съемка заканчивается, а ты чуть-чуть изменился и новое умение остается с тобой.

— А на какие жертвы ты готова пойти ради мужчины, семьи?
— Если встанет выбор, связанный с жизнью, со здоровьем, то, конечно, на многое. Ну а если мы говорим про абстрактные жертвы из-за самодурства, то мы будем это обсуждать. Но я не терплю самодурства ни в себе, ни в других. Надо понимать, что ты не единственный человек на земле и есть другие люди, у них могут быть свои интересы, свои мечты и стремления. И любовь к себе заканчивается в том месте, где ты начинаешь подчинять в угоду своим интересам других людей. Это уже называется эгоизм, и я такие вещи не приемлю. 

 



Оценка статьи:

Назад к списку

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

А вы замечаете, что летом свободного времени становится больше? Оно берется буквально ниоткуда: и вот ты уже успеваешь поработать за компьютером с чашкой кофе в руках, отправить ребенка в детский сад, покормить рыбку, собак и даже мужа — и все это до девяти утра. А вечером после тысячи и одной встречи и съемок ты внезапно находишь в себе силы встретиться с друзьями, пройти с десяток километров по родному цветущему городу, поговорить обо всем на свете и еще даже засветло вернуться домой. Чудесная пора, не правда ли? Вот бы так было всегда!

Яна Бочкова. Главный редактор журнала «Дорогое удовольствие Кузбасс»